FRPG The Witcher: Zireael

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG The Witcher: Zireael » Флэшбэк » Засада в Заваде


Засада в Заваде

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Код:
<!--HTML--><link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Comfortaa&amp;subset=cyrillic" rel="stylesheet"><div id="p6-content" class="post-content">
            <div class="htmldemo"><style>
.temstyle {width: 679px; height: 552px;padding: 0; background: url(http://forumstatic.ru/files/000e/27/56/10281.jpg) top no-repeat, url(http://forumstatic.ru/files/000e/27/56/20275.jpg) bottom no-repeat, url(http://forumstatic.ru/files/000e/27/56/88169.jpg) repeat-y; margin-top: 0px!important; margin-left: 6px;}
.contenttem {padding-top: 70px; padding-bottom: 50px; width: 550px;  color: #909090; margin-left: 40px!important; 
min-height: 250px; font-family: 'Cuprum'; font-size: 12px;}</style>

<img src="http://forumstatic.ru/files/000e/27/56/61577.jpg" style="margin-top: 5px;margin-left: 6px;position: absolute;">


<div class="temstyle"><div class="contenttem">
<div style="font-size: 16px; font-weight: bold; font-family: 'Bebas Neue'; display: inline;">
<center>

<div style="font-family: oranienbaum;font-size: 35px;text-align: center;margin-top: -38px;width: 500px;color: #9b6c3c;margin-left: 44px;text-shadow: 4px 1px 5px #000000;position: absolute;font-weight: 600;text-transform: uppercase;" class="">


Засада в Заваде


<br></div>

<div style="font-family: geralt;font-size: 30px;text-align: center;margin-top: 316px;width: 204px;height: 29px;color: #9b6c3c;margin-left: 191px;text-shadow: 4px 1px 5px #000000;position: absolute;font-weight: 100;" class="">


11.05.1269


<br></div>

<div style="font-family: Oranienbaum;margin-top: 420px;margin-left: 62px;position: absolute;font-size: 23px;font-weight: 400;" class="">

<!---------- ( , <a href="http://zireael.ru"> Имя игрока</a>)   ТО ЧТО В СКОБКАХ ДУБЛИРУЕМ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ КОЛИЧЕСТВА УЧАСТНИКОВ!--------------->

 <a href="http://zireael.ru/profile.php?id=16"> Присцилла</a>
 <a href="http://zireael.ru/profile.php?id=25"> Эскель</a>

<br></div>



<div style="position: absolute;font-size: 16px;FONT-FAMILY: comfortaa;margin-left: 49px;margin-top: 18px;" class=""><div class="row">
  <div class="col-sm-6">
 
    <!-- normal -->
  <div class="ih-item square30 effect14 left_to_right"><a by="" mirage="">
        <div class="img"><div style="width: 500px;height: 300px;"><img src="https://i.ibb.co/P9V7tkJ/8df11173b0695e55f242ea797c53c307.png" alt="img"></div></div>
        <div class="info">
        <div style="text-transform: uppercase;color: #846141;text-align: center;font-size: 18px;letter-spacing: 5PX;FONT-FAMILY: mason;background-color: #22222282;text-shadow: 3px 1px 2px #000000, 0px 0px 0px rgba(0, 0, 0, 0.3);">Информация об эпизоде</div>

<div style="text-transform: unset;font-family: comfortaa;font-size: 17px;margin-top: 17px;margin-left: 32px;width: 169px;height: 23px;overflow: auto;color: #947f62;text-shadow: 4px 1px 5px #000000;" class="">Место действия:<br></div>
<div style="text-transform: unset;font-family: comfortaa;font-size: 13px;margin-top: -20px;margin-left: 214px;width: 286px;height: 33px;overflow: auto;color: #a79e9e;" class="">


деревня Завада, Темерия 


<br></div>
<hr align="left" width="500" size="1" color="#393531">

          
<div style="text-transform: unset;font-family: comfortaa;font-size: 17px;margin-top: 17px;margin-left: 32px;width: 169px;height: 23px;overflow: auto;color: #947f62;text-shadow: 4px 1px 5px #000000;" class="">Комментарии:<br></div>
<div style="text-transform: unset;font-family: comfortaa;font-size: 12px;margin-top: -20px;margin-left: 214px;width: 286px;height: 33px;overflow: auto;color: #a79e9e;" class="">






<br></div>
<hr align="left" width="500" size="1" color="#393531">

<div style="margin-top: 17px;width: 500px;height: 23px;text-transform: uppercase;color: #846141;text-align: center;font-size: 18px;letter-spacing: 5PX;FONT-FAMILY: mason;background-color: #22222282;text-shadow: 3px 1px 2px #000000, 0px 0px 0px rgba(0, 0, 0, 0.3);" class="">ОПИСАНИЕ ЭПИЗОДА<br></div>
<div style="text-transform: unset;font-family: comfortaa;font-size: 13px;width: 500px;height: 111px;overflow: auto;color: #a79e9e;margin-top: 5PX;" class="">

Обычный заказ на чудовище, которое разорило торговый караван. Взявшийся за дело ведьмак, отправился по следам твари к разбитым повозкам, но то, что он там обнаружил было явно выше его ожиданий.



<br></div>


        </div></a></div>
    <!-- end normal -->
 
  </div> </div></div>



</div>
</div></div></div>
      </div>

Отредактировано Эскель (2020-02-09 17:29:14)

+2

2

Поездка до деревушки Завады была весьма приятна. Погода стояла ясная и солнечная. Пейзажи открывались неописуемой красоты, горы протыкали заснеженными пиками голубое небо, цветочные поля пестрели морем красок. Воздух был свежим, как будто нетронутым. Лютня затихала только ближе к ночи.
Присцилле удалось прибиться к торговому каравану. Нанятые наемники для охраны оказались очень веселыми ребятами, травили анекдоты у костра, рассказывали веселые истории из своего прошлого. Купцы миролюбиво наслаждались музыкой и обещали довезти до ближайшего города, делились вином и едой, беря за это чисто символическую плату. Казалось, все пребывали в хорошем настроении, еще бы, их путь лежал домой, к женам, к детям, к матерям. Сердцем они уже были на родине. Общее приподнятое настроение передалось и Цираночке, она исполняла только задорные песни, пританцовывала у костра и смеялась, много смеялась. В Заваде компания должна была остановиться на день, поторговать с местными и потом, прямой наводкой, в город, домой. Предвкушение зашкаливало, окрыляло и, увы, ослепило.
Приближение фигуры с неба не успели заметить ни кучера, ни торговцы, ни наемники. Все произошло так быстро, что Прис даже не успела понять, что пошло не по плану. Она было решила, что первая телега налетела на камень, а в нее, видимо, врезалась вторая.
Крик людей, безумный, дикий крик заставил ее обернуться в ужасе. Это настолько выбивалось из общего общения, из миролюбивого духа царившего в группе, что сердце сжалось, а из груди вырвался изумленный стон. Что же могло заставить людей так закричать. Первая телега была разрушена. Пегая лошадка Тыковка отсутствовала. Кучер лежал на боку и с ужасом Присцилла осознала, что на боку, поодаль от телеги, на самом деле лежала лишь половина человека. Ее желудок сжался, грозя выдать весь завтрак наружу. Картина была из тех, от которых приличные дамы потеряли бы сознание, а не приличные, к которым чаще всего Цираночка относила и себя, бранились бы и требовали дать им выпить для храбрости, потому что все это какой-то ад.
Тень приближалась с боку, она стремительно росла превращаясь из небольшой точки в махину с крыльями. Это не была птица, но поднять взгляд что бы определить врага было жутко, хотелось, напротив, закрыть глаза, закричать в панике, вторя тем крикам, что и так слышались отовсюду. Телегу что-то ударило в бок, на секунду показался длинный хвост, а потом нагретое место начало скатываться по небольшому склону. Прис только и успела накрыть собой лютню, как самое ценное, что было в ее недолгой жизни, и вцепиться в доски с такой силой, что пришлось пожертвовать ногтями. Кружащийся водоворотом мир остановился и на смену ему пришла сначала острая боль, а потом спасительная темнота.
В чернильной темноте было славно. Ни криков боли или ужаса, ни страха. Спокойная, пустая, она обволакивала, дарила убежище, заставляла забыть о бедах, проблемах, стрессе. Больше ничего не существовало, не должно было. Цираночка отдала бы все, что бы эта тишь продлилась подольше, однако всему приходит свое логическое завершение. Боль вытащила ее из царства безмятежности. Затылок ныл, спина тоже. Было темно и тихо, слишком тихо. В воздухе витала удушающая вонь крови и смерти. Воспоминания о случившемся пришли не сразу,но как только вернулись, услужливое воображение поспешно нарисовало картины, одна страшнее другой. Облегчением стало то, что лютня была цела, по крайней мере насколько можно было об этом судить на ощупь. Попытка встать привела к всполоху боли в ребрах и ударом лба о что-то твердое. Руки нащупали дерево. Неприятным открытием стало то, что над ней возвышалась телега, она держалась на бортиках и между Присциллой, лютней и перевернутым транспортом оставался лишь сантиметр. Настоящее чудо, что были бортики, иначе на одного барда в этом мире стало бы меньше. Какая нелепая смерть.
Цираночка попыталась приподнять свою клетку, но быстро поняла, что эта работа ей явно не по плечу и решила не тратить силы впустую. Так ей точно не выбраться. Пару раз крикнув "На помощь!", она приняла для себя два варианта. Или все были мертвы кроме нее, или выжившие поспешили сбежать. Не задача. Ощупав край телеги и убедившись, что выхода нет, Цираночка несколько приуныла. Ее ситуация казалась все менее приятной. Еще пару мгновений назад она решила, что смерть от телеги была ужасной, но быть задавленной показалось более позитивным событием, чем умереть от жажды. Стоило этой мысли коснуться напуганного разума, как резко захотелось пить. Губы пересохли, горло горело. Пришлось сменить вектор мыслей, переместить его на какое-то занятие.
Трубадурша решила осмотреться. Сквозь не большие зазоры удалось понять, что сейчас ночь, а значит времени прошло не мало. Если были выжившие, то сюда обязательно кто-нибудь вернется, если нет, то наверняка люди из Завада покидают деревню периодически и найдут ее. Если только они не знают, что на этих территориях обитает кровожадный монстр. Легче не стало и от мысли, что существо может пожелать вернуться и завершить трапезу, достать ее из-под телеги и убить одним молниеносным движением, впрочем, это была бы легкая смерть.
Перебирать в уме варианты было удручающим занятием, все они не были в достаточной степени оптимистичны что бы приподнять мораль и зарядить надеждой. Хотелось плакать, выть загнанным в тупик зверем, умолять выпустить ее из этой ловушки, в которую она умудрилась попасть. Боль вызывала сонливость, не то что бы Цираночка могла себе позволить потерять контроль над ситуацией на пару часов, но решение хотя бы на секунду закрыть глаза оказалось очень подходящим для данного происшествия. Просто моргнуть на чуть подольше. Да и потом, вдруг все это просто кошмар и уснув тут, она сможет проснуться в другом месте. В безопасном, спокойном, приятном месте. Глаза слипались, а боль вновь сменилась тишиной и темнотой.

Утро наступило неожиданно. Открыв глаза Присцилла с удивлением осознала, что сквозь стыки досок пробирается свет, он падал прямо на глаза ослепляя, такой яркий и теплый. Это точно был уже не рассвет. Под телегой было достаточно влажно от росы, солнце не пробиралось в темное царство и не высушило траву. Одежда тоже немного намокла вызывая дискомфорт и дрожь в теле. Проснуться в каком-нибудь другом спокойном месте не удалось, кошмар не пожелал прекращаться.
Но все это отошло на второй план, когда слуха коснулись мерные шаги. Это и разбудило ее, выкрало из объятий сна, выдернуло в реальность. Шаги принадлежащие живому человеку. Тот монстр двигался совсем с другим звуком. Тот звук был похож на звук кожаных перчаток ударяющийся друг о друга. Надежда сверчком зажглась в душе заставил девушку вздрогнуть и завозиться пытаясь привлечь внимание проходящего. Как же сложно оказалось определить, как далеко он находиться, а из-за сухости во рту было боязно начинать кричать. Что если человек приблизился недостаточно для того что бы ее расслышать, что если все усилия будут потрачены в пустую? Да и голова гудела как после хорошей гулянки. Тем не менее, медлить тоже было опасно, что если он просто пройдет мимо, решив, что выживших нет? Поэтому Цираночка с замиранием сердца все же отважилась окликнуть возможного спасителя.
- Помогите!

+2

3

Небольшая деревенька уже дышала полной грудью, а ее жители во всю трудились на наделах и пасли мелкий рогатый скот. Группа курчавых озорников, с громкими визгами, убегали от разъяренного селезня, который норовил, как следует прихватить за седалище одного из своих обидчиков. Сидящие у небольшого сруба, старики судачили о насущном, деловито мотая бородами, а местный выпивоха уже успел уснуть в луже близь загона со свиньями. В общем и целом, обычный день обычной деревни, как не посмотри. Ничем не примечательное зрелище, если не считать угрюмых взглядов мужичья, кучно стоявших близь домика старосты и в пол шёпота обсуждавших вчерашнее происшествие. На пороге хижины показался мужчина почтенного возраста и, прервав перешептывания, начал прибивать пергамент к стене избы. Мерные удары, чеканившие зловещий ритм, разом заглушили все остальные звуки деревни, будто уже ничего другого не существовало. Ребятня, поразевав рты, с изумлением всматривались в спину старосты деревни, старики замолкли и обернулись, забыв свои споры, матери строго прикрикнув потащили своих чад по домам, а местный пьяница приподнялся, силясь поверить своим глазам. И вот когда звуки молотка стихли, староста выдохнул и отошел в сторону, давая простор кметам, которые тут же облепили вывеску:
«На торговом тракте к северу поселилась тварь, именуемая Завадским Вывертом. Для сельчан иль путников всех сие послание – предостережение. Для тех, кто меч умеет крепко держать в руке – вознаграждение ровно в 100 оренов»
Крестьяне, с любопытством читающие вывеску, громко охали и заламывали руки, а смурное мужичье, что явно было в курсе дел, лишь обреченно пожали плечами – «Вот и до нас дошли чудища», пронеслось в головах местного люда.  А в то время, покуда старые порицали молодое поколение и нынешнее время, покуда дамы с содроганием хватали мужей за локти, строго намекая взглядом что те относятся явно к сельчанам, но никак не к рыцарям, через толпу, как через масло, распихивая всех локтями прошел человек.
Мужчина в красной шипованной куртке, подошел к вывеске и с задумчивым взглядом почесал шрам, что рассекал его правую щеку. Люд тут же расступился от чужестранца, будто от чумного, многие даже опасались взглянуть в сторону незнакомца. Можно было бы подумать, что причиной тому был длинный меч, что висел на спине человека, но знающий сразу углядел в нем нелюдя. Кошачьи желтые глаза выдавали в нем ведьмака. Презрительное фырканье и сплевывание пронеслось через толпу, и тут же прервалось, когда охотник на чудищ сорвал пергамент.
-Берусь, с кем мне поговорить о месте нападения? -  разрезало молчание, повисшее в воздухе. Несколько поколебавшись, один из стоявших в толпе, поднял руку, чем вызвал явно не одобрительные взгляды товарищей.
Не прошло и полу часа, как Эскель, вызнав все, что ему было нужно, уже седлал своего верного Василька и, подхватив небольшую козу, двинулся рысцой на север вдоль дороги.  Выверт… Чудное имя придумали местные своему монстру, и когда уже люд перестань сам сочинять небылицы про весьма реальных гадин. Работу эти прозвища явно не упрощали, как и байки о жутком монстре что больше гор, крик которого заставляет останавливаться сердца, а взгляда, на которого достаточно для того, чтобы обратиться в камень. Но что поделать, на то деревенщина и деревенщина, чтобы травить басни и небылицы. Хоть место указали, да и судя по тому, что нападение, было вчера, тварь уже насытилась и наверняка где-то спит, а потому будет время подготовиться. Осталось только узнать кто завелся на местной дороге. Несвязная речь выжившего паренька, что повидал за один день больше, чем многие за всю жизнь, дала хотя бы информацию о том, что тварь напала с воздуха, явно сужая круг возможных бестий.
Ведьмак сбавил шаг коня, заметив впереди место бойни. Он спешился, потрепав Колокольчика – своего козла, и двинулся в сторону каравана, аккуратно ступая и прислушиваясь, на случай если чудище еще неподалеку.  Выйдя из-за густого куста бирючины, Эскель почесал свой шрам. Телеги будто вывернули наизнанку, разбив часть из них в клочья, а те, что уцелели – валялись будто рассыпанные игрушки. Откатившиеся и погнувшиеся колеса, вальяжно лежали близь дороги. Товары купцов, разметало тут и там, как брошенный горох, но самое главное, все было пропитано кровью. Земля, повозки и даже сам воздух, несмотря на прошедшее время, при том, что тел было не видно – сожрала бестия или унесла на будущее.  Мужчина медленно прошел, переступая обломки и внимательно вглядываясь в детали: следы лап на земле, когтей на древесине бывшего каравана. Ведьмак медленно провел рукой по одной борозде оставленной, на перевернутой телеге. Бестия хватала задними лапами, нет следов передних. Мощные крылья позволили взвить в воздух телегу, как бумажную. Среди запаха крови, есть нотки тлетворного, ядовитого. Кажется, это…
Эскель резко напрягся, ухватив одной рукой за рукоять меча. Шорох что привлек его внимание, доносился из-под одной из телег, к которой он еще не подошел. Плавно переступая ногами и сосредоточенно вслушиваясь, он двинулся на звуки возни. Пять метров. Капелька пота стекла по лицу охотника. Четыре метра. Неужто бестия, нажравшись уснула среди обломков? Три метра. Рука сжала рукоять до боли в пальцах. Два метра. Тихий шепот лезвия, медленно покидающего свои ножны. Метр. Внезапный крик о помощи. Кто-то явно родился в рубашке, если смог выжить под этой грудой, когда-то бывшей повозки. Эскель облегченно выдохнул, промаргиваясь, ведь последнюю минуту он даже не моргал. Аккуратно вернув, не до конца вынутый меч, на законное место, ведьмак присел на корточки, склонив голову под телегу, пытаясь заприметить даму что так его напугала. Да, это явно был женский голос. И да, матерый охотник на чудищ уже готов был проклинать себя за свою беспечность и то, как он не заметил затаившуюся опасность.
- Эм, сударыня, вам помощь нужна? Не двигайтесь, попробую приподнять.
Ухватившись обеими руками за борт многострадальной повозки, Эскель тяжело выдохнул. Послышался скрип древесины, телега стонала, угрожая рассыпаться и окончательно завалить чудом выжившую.
-Так, еще немного. Ух. Дамочка, вы выползти сможете? – Вены вздулись на лице ведьмака от напряжения, но телега уверенно начала приподыматься одним краем, открывая юной особе вид на своего спасителя. А вид был у него явно не как у рыцаря в сияющих латах: лицо полное напряжения, от которого стиснутые зубы скрипели. Шрам, рассекающий от уголка губ до самого уха и глаза, желтые, с вертикальным зрачком, явно выдававшие профессию своего обладателя.
- Вы не подумайте, что я давлю, но долго так я держать не смогу – Ведьмак не врал, добротная телега явно весила много, а потому перевернуть, или хотя бы приподнять ее было затеей сомнительной даже для пары людей, не то что для одного. Тем не менее, зазор был уже более чем достаточный, чтобы даже сидеть под повозкой, не говоря о том, чтобы выбраться из-под нее. Оставался лишь вопрос: остались ли силы у особы на последний рывок к свободе?

+2

4

Деревянный потолок находился так близко, что начинал уже давить на сознание, вызывая неподдельный страх быть погребенной под транспортным средством. Хотелось поскорее покинуть это "убежище" ставшее тюрьмой. Послышался треск, скрип, древесина была готова надломиться и осыпаться градом на лицо менестреля. Своды начали подниматься, будто бы за их край взялся атлант и на секунду девушка оторопела промаргиваясь. Снаружи было очень ярко. Солнце, зелень, голубизна неба и красная кожа буквально ослепили и несколько мгновений пришлось потратить на то, что бы осознать, что происходит.
За время ее размышлений, мужчина, а именно им оказался ее спаситель, подогнал поскорее покинуть деревянные казематы невольную заложницу. Первой по траве, между ног спасителя, проскользнула лютня, почему-то даже в такой ситуации она казалась более ценной. Бросать музыкальный инструмент было бы святотатством, а выбираться с нею в руках казалось очень несподручным занятием. Второй из-под телеги выбралась Присцилла. Буквально выползла, боясь подниматься на ноги. Она упала на землю неподалеку всматриваясь в голубизну весеннего неба и проклиная себя за идею ехать в Заваду. Боль в ребрах сковала пригвоздив к одному месту не позволяя оглядеть того, кому она должна была быть благодарна.
- Вот же лядь - неприлично выругалась трубадурша прижав руку к гудящему месту и несмотря на боль глубоко вздохнула. На свободе воздух показался будто бы слаще, не таким сырым, затхлым. Из этого могла бы получиться отличная баллада, если бы осталась хоть крупица вдохновения. Пока сознание упрямо концентрировалось на боли. Решив прервать свой однотипный поток мыслей Цираночка все же перевела взгляд на мужчину. Красная куртка, которая ослепила ее несколькими мгновениями раньше, была истыкана шипами, на груди висел до одури знакомый амулет и девушка застонала благодаря всех известных ей богов. Черт возьми, это был ведьмак школы Волка, невероятная удача.
- Спасибо, ведьмак. - вспомнила наконец о правилах поведения в социуме Присцилла и несмело, медленно, приподнялась на локтях. Новых всполохов сковывающей боли это не принесло. Из этого следовал вывод, что если не лихачить, действовать аккуратно, можно было избегать неприятных ощущений.
Взгляд поднялся выше по шее ведьмака. Его шрам на лице не вызвал особого удивления. У Ламберта тоже были шрамы на лице, конечно не настолько выделяющиеся, но она давно успела понять, что профессия охотников на чудищ не предусматривает заботу о своем виде. Они специализировались скорее на выживании. Глаза у мужчины были привычно желтые, с вертикальными зрачками, и черт возьми, как же сильно она успела соскучиться по этому цвету. Улыбка стала шире и теплее. Напрочь забывая о плане, двигаться поменьше и быть осторожнее, гонимая импульсом, Присцилла пташкой вспорхнула с места и повисла на шее у ее героя. Объятия не продлились долго, радость от освобождения быстро сменилась очередным ворохом бранных слов. Руку пришлось убрать с шеи и прижать к ребрам. Голова кружилась, слегка подташнивало от пережитого и страшно хотелось выпить.
Беглый осмотр не привел к приятным открытиям, товары купцов, вперемешку с пожитками наемников были хаотично разбросаны по всей дороге, свою сумку она не смогла найти в общем ворохе вещей. Помимо этого беспорядка, почти все было окрашено в грязно красно-коричневый цвет запекшейся крови. Половины кучера в траве больше не было. Цираночка побледнела и закрыла глаза рукой, вновь пытаясь проснуться в другом, более спокойном месте.
- Цираночка, бард, хотела бы сказать, что к вашим услугам, но сейчас мне не до песен. Тварь мертва? - спросила она отворачиваясь от душещипательной картины и медленно подбирая лютню. Душа разрывалась при мысли, сколько человек утратило возможность оказаться дома, сколько погибло мучительной смертью, бессмысленной, жестокой. Глаза намокли, хотелось разрыдаться и нажраться до беспамятства. Но поиски ее бурдюка с элем могли подождать, если чудовище еще живо. Оно может вернуться. Беглый взгляд определил две вещи. Меч был еще в ножнах, а на одеждах ведьмака не было следов сражения: ни крови, ни грязи. Значит он обнаружил Цираночку раньше, чем прищучил кровожадного монстра.
- Я не много могу рассказать. Никто толком не успел понять, что случилось. На нас напали с неба, очень быстро. Я ехала спиной к первой телеге, но когда обернулась, не было Тыковки, а от Ростека осталась лишь половина, вон там, - она кивнула на место, где по ее воспоминаниям лежала часть туловища. Присс старалась говорить лаконично, зная, что каждая лишняя деталь может стоить жизни, а информация из первых уст бесценна. Страх опять забурлил в жилах, но пришлось взять себя в руки продолжая: - Потом возникла тень над моей телегой, она накрыла ее всю, чудовище не из маленьких, я думаю, у него кожистые крылья. Я видела только хвост, длинный, а на конце заостренный.
Пальцами она постаралась изобразить окончание хвоста существа, что бы было яснее, о чем говорит. Информации было действительно мало, но кто разберет, какая деталь может оказаться полезной для ведьмака, а какая абсолютно лишней. Желая перестраховаться, хоть как-то помочь, Цираночка рассказала все, чему стала свидетельницей и замолчала погружаясь в воспоминания о ужасах прошлого дня. На щеках появилась влага.

Отредактировано Присцилла (2020-02-11 03:23:56)

+2

5

Мышцы сводило от напряжения, прокатывающегося волной по всему телу. Кончики пальцев уже начинали неметь, а спину сводить судорогой. Эскель понимал - он долго так не простоит, а потому надеялся, что девушка поторопиться и в ближайшее время покинет место своего заключения. Каково же было его удивление, когда из-под извоза, в первую очередь, выбралась лютня. Лютня? Серьезно? Пережить ужас нападения чудовища, вытерпеть суточное заточение, без надежды на спасение, а волноваться о куске дерева со струнами? Ох, уж эти барды, ценящие свой инструмент, даже выше своей собственной шкуры.
Наконец, из-под нависшего, деревянного узилища, выбралась и сама обладательница, крайне ценной, лютни. Изможденная, ослабленная, но все еще привлекательная особа, распласталась на траве и только ругательства слетели с ее губ, как грузная повозка с глухим ударом, опала на землю. Облегченно выдохнув и разминая затекшее плече, Эскель повернулся к «счастливице».
- Да, не за что, работа такая, как вы уже догадались, – спаситель не доверчиво осмотрел пострадавшую, проследив за тем, как та начинает святиться от радости. Конечно понятны, ее эмоции, быть наконец вырванной из кавалькады катастроф, это то, о чем она наверняка мечтала последние сутки. Но не часто люди так счастливы видеть ведьмаков, с такой, в каком-то смысле, ребяческой радостью. Гораздо привычнее было бы, если бы она, отфыркиваясь, бросилась бы на утек в сторону деревни. Хотя, если задуматься, она же бард. Трубадуры славятся потусторонней храбростью, граничившей с безумием. Возможно, это всего лишь гиперболизированный дух авантюризма и неуемное любопытство, которое сильнее их инстинкта самосохранения. По, одним им ведомым, причинам, люди ее профессии, готовы засунуть голову в печь, ради написания шедевра литературной мысли.
- Вы… - Эскель не успел даже начать фразу, как особа обвила шею ведьмака. В нос ударил запах меда и клубники, вместе с копной белокурых волос. Немного оторопев от такого проворства, только что еле дышащей дамы. Ведьмак, собравшись с мыслями и откашлявшись, собирался было сказать, что ей нужно быть аккуратнее, что не стоит делать резкие движения, как его заткнули приветственной речью.
- Я догадался, что вы бард, кто же еще может настолько серьезно относиться к ценности музыкального инструмента. Эскель. Приятно познакомиться. А тварь, я только начал… - бардесса снова не дала закончить фразу, прервав ведьмака потоком информации.
Эскель пару раз пытался открыть рот, чтобы сказать, о том, что уже все это знает, что уже опознал тварь, но вставить свои пару оренов ему явно было не суждено. Описание Цираночки, как уже узнал волк, было весьма недурным, но бесполезным. Повторение сказанного выжившим, с более внятным изложением, не добавило бы познаний о монстре больше, чем Эскель успел вызнать здесь, по горячим следам твари. Эх, как было бы проще если бы свидетели говорили бы: «Это была виверна, среднего размера, такого-то пола. Нападение было оттуда то, улетела она туда-то, столько-то времени назад. А гнездо ее наверняка там то.» К сожалению, такому не бывать, иначе бы все было бы слишком просто. Но в потоке разного рода описаний глазами пострадавшей, было кое-что неоценимо важное. Место, где лежала половина человека, было бы обильно пропитано кровью, а оттуда вел бы «горячий» след капель, стекающих с остатков, жертвы и указывающий направление, куда ее унесла бестия. А далее уже выследить виверну – дело техники. Самому бы Эскелю пришлось бы потратить много времени, для того чтобы в этой разрухе найти такой хороший указатель. Вглядываясь в место столь ужасной смерти, ведьмак, почесывая свой шрам на щеке, обдумывал возможные варианты гнездилища существа, а когда монолог девушки был окончен, наконец произнес:
- Благодарю за исчерпывающую информацию. Дальше я здесь сам, вы дойти до деревни сможете? Судя по вашей прыти, пару часов пешим не составят сильного труда, а там вас и подлатают. А мне нужно заняться работой. Сразу предупрежу, я знаю вашего брата и не позволю вам собой рисковать ради красочных описаний в балладе.
Закончив свою мысль, Эскель постарался сделать максимально серьезное лицо, чтобы Цираночка внемлила его словам и, как он надеялся, без лишних споров, благоразумно отправиться в более безопасное место. Место, где ей окажут помощь, накормят и напоят. Черт, она ведь не пила почти сутки, да и не ела столько же.
- Держите, - произнес ведьмак, сняв с пояса флягу с водой и протянув ее девушке. – Там за углом, через кустарник, мой конь. В сумке возьмете лепешки, сколько надо. Конь дружелюбный и не тронет, только не спугните Колокольчика, он трусоват. А опосля двинетесь к Заваде, как я и сказал ранее. Все ясно? – Для пущей важности ведьмак, строго скрестил руки на груди. Геральт рассказывал Эскелю, как бывает трудно убедить Лютика не соваться туда, куда не следует. О том, как сложно разубедить, окрыленного, какой-либо безумной идеей барда. Теперь и этому волку, придется столкнуться с подобными трудностями. Хотя может Цираночка будет по вдумчивее товарища белоголового, к тому же он сам разбаловал своего друга. Эскель же твердо намерялся не допускать подобной ошибки и абсолютно точно, не позволит прекрасной особе идти на заклание, тем более в таком плачевном состоянии здоровья. Конечно, еще оставался вопрос: дойдет ли она сама? Хватит ли ей на это сил? Но раз она может ходить, прыгать на шею к ведьмакам и так эмоционально что-либо описывать, значит есть силы и на переход до деревни. Наверное. В худшем случае можно будет настоять на том, что она обождет рядом с Васильком, ну или на худой конец Эскелю придется ее сопроводит. Столько потерянного времени, но жизнь девушки дороже. С виверной ведьмак еще успеет сразиться.

+2

6

Влага на щеках добралась до потрескавшихся губ и Цираночка легко смахнула горячие слезы тыльной стороной ладони. Сейчас было не до скорби, выплеснуть боль можно будет позже, найдя спасение на дне бутылки или в пожелтевших пергаментах бумаги. А можно и объединить оба варианта, что бы смириться, двигаться дальше. Смерть происходит сплошь и рядом, но пока прошла стороной мимо нее. В который уже раз Присцилла оказалась такой счастливицей? Она бы предпочла не гулять по лезвию кинжала, не рисковать, жить спокойной, размеренной жизнью. Но такая судьба была совсем не для барда, гонимые творчеством, вниманием публики, известностью иль деньгами, они много путешествовали, ввязывались в самые смелые приключения, что бы записать все из первых уст. Что бы легенды о героях имели ценность. Интересно, сколько раз Смерть обходила стороной Лютика?
Предложенную воду она пила с жадностью человека оказавшегося в пустыне. Конечно, обидно, что это был не эль, но предложенная жидкость была слаще меда. Пересохшее горло, которое, как казалось, было исцарапано мелкими песчинками, оправилось. Ситуация более не выглядела такой безвыходной. Вода и компания ведьмака успокоили нервы, позволили плечам немного расслабиться, хотя взгляд вновь и вновь возвращался к небу, искал на нем черную точку, которая приключила весь этот беспорядок.
- Эскель? Ну что же приятно познакомиться, хотя я бы предпочла для нашего знакомства ситуацию поспокойнее. - к кровавым следам она не желала оборачиваться и вместо этого посмотрела на ведьмака. Проснуться в спокойном месте не получилось, зато судьба подкинула подарок в виде человека, который сможет ее вывести в это безопасное место. Что ж, все не так уж и мрачно.
- Как поживает Ламберт? Надеюсь, у этого пьянчуги дела идут хорошо? - страшно хотелось отвлечься, вести непринужденный разговор в такой обстановке, разумеется, было на редкость странным решением, но ей нужна была передышка. Катастрофически нужна была. Просто что бы привести сумбур в голове в порядок, что бы урезонить чувства и вспомнить в каком ритме полагается дышать К тому же мысль о ворчливом товарище всегда приносила успокоение и ностальгию. Сколько лет их дороги уже не пересекались? Стоило бы его отыскать, но поиски человека его профессии настолько же безуспешны, как поиски иголки в стоге с сеном. На губах вновь заиграла нежная улыбка.
Ведьмачий амулет на шее у Эскеля выдавал некую общность с Ламбертом и, по всей видимости, с Белым Волком, о котором так часто рассказывал Лютик. А значит, ее новый знакомый мог приоткрыть завесу тайны о физической составляющей сразу нескольких ее приятелей. Наверняка, они между собой как-то да общаются. Любая весточка сейчас была ценна. Во всем этом хаосе последних суток, слух о здравии добрых друзей казалось на вес золота.
Вновь коснувшись губами горлышка фляги, которое она не спешила ни закрывать, ни возвращать Цираночка зажмурилась от наслаждения. Даже в самой безвыходной ситуации она умела радоваться мелочам, а вода, в данный момент, была как манна небесная. Каждая капля будто бы возвращала к жизни, давала новые силы и успокаивала гудящие, больные места. Прис догадывалась насколько это было обманчивым чувством. Очень уж вряд ли, что обычная вода исцелит ее боль в ребрах, скорее всего, очередное неловкое движение вызовет новый всполох ярких ощущений, и желание ругаться.
Выслушав доводы ведьмака о том, что ей придется ехать в деревню в одиночестве трубадурша отрицательно замотала головой, между делом, осушая предоставленную флягу и возвращая, уже пустую, в руки хозяина.
- Я не поеду в Заваду! Во-первых, с ведьмаком всегда безопаснее, чем без него. Я не хочу один на один встретиться с этой тварью. Во-вторых, я не могу просто так оставить это. Тут умерли знакомые мне люди. Тот же Ростек ехал к жене и двум сыновьям, как я в глаза им посмотрю? Что скажу? В-третьих, я решила, что напишу об этом балладу, что бы люди помнили, что тут произошло, знали. Для этого мне нужно видеть, как ты с ней расправишься. Плюс, это избавит меня от ночных кошмаров, - со знанием дела заявила Присцилла чеканя каждое слово. Гадину, так подло напавшую на них, она не простила и очень боялась, но ехать одной до деревни, боялась все-таки больше. К тому же, держаться в седле и управлять строптивым животным было достаточно не простым занятием. А с ее болью в ребрах девушка грозила свалиться под первый попавшийся куст. Ставить на то, кто бы ее там нашел первым, ведьмак или Смерть, ей совершенно не хотелось. Оставалось одно, отправиться на поиски чудовища и увидеть, как за всех погибших, отомстят.
Сделав над собой усилие Цираночка все же медленно повернулась на каблуках к разрухе и глубоко вдохнув, набираясь уверенности в своем решении, начала обыскивать развалы. Как бы это ни было удивительно, так уж много времени на поиски своих вещей не потребовалось, вскоре небольшой походный рюкзачок был найден под грудой рассыпавшихся тканей из одного из купеческих тюков. Некогда дорогие ткани теперь были перемазаны в крови и порваны. Говорят, ко всему привыкаешь со временем, но к этим картинам Присцилла еще не успела привыкнуть, то ли зрелище было не для ее хрупкого мирка, то ли времени прошло слишком мало. Желудок опять сжало спазмом, а дыхание сбилось, движения стали рваными, нервными. С трудом вырвав из объятий чужих вещей свои, Цираночка поспешно подошла к ведьмаку не обращая внимание на боль и тошноту.
- Я готова! Жаловаться не буду, приставать с расспросами тоже. Идем? - спросила она жалея поскорее оставить картины разрушенного торгового каравана в прошлом.

Отредактировано Присцилла (2020-02-13 17:01:26)

+2

7

После утоления жажды, бардесса явно начала приходить в себя. Люди, удивительные существа, недавняя смертельная опасность, может отойти на задний план простым мановением руки или человеческим отношением. Стоит также отметить, что у данной особы явно был стержень, сделанный не из мягкого и податливого олова, но из твердой стали, не гнущейся под колоннадой безжалостной действительности. Несмотря на то, как обыватели могут удивлять, своей отходчивостью, эта девушка давала им значительную фору. В глазах виден страх, тянущийся когтистой лапой со стороны неба. Руки, сжимающие флягу в тревожном порыве. Алые щеки, по которым бегут на перегонки с ладонью капельки слез. Видны же знаки, о том, как тяжело Цираночке, но бардесса твердо стоит на ногах, несмотря на травмы, боль и испуг. Это ни может не восхищать.
- Не буду спорить, место для знакомства то еще, но выбирать не приходится. – Ведьмак пожал плечами, слегка сбавляя свое сердитое наступление. Хмурый взгляд и серьезная мина, были уже не к чему. Девушка показывала всем своим видом, что будет спор.
Через пару мгновений стало ясно, в чем кроется тайна, того, как столь хрупкая особа, способна подавлять дрожь в руках и коленях. Ламберт? Серьезно? Как его только угораздило? Как ее угораздило? Как она его вообще вытерпела? Вот же гадство.
- Так вы знакомы с Ламбертом? Этот мешок с ругательствами вроде как жив и здоров. Ну во всяком случае так было зимой. Как вас вообще нелегкая с ним свела? И да, заранее прошу за него прощение. Что бы он там не сказал или не сделал.
Ну вот началось. Как и ожидал Эскель, Цираночка начала бунтовать против здравого смысла. Кому и что она хочет доказать? Ее смерть не вернет к жизни никого из ее друзей и знакомых. Ведьмак устало выдохнул и проследил взглядом, за тем, как чрезвычайно непослушная бардесса, собирает свою поклажу среди разрухи и хлама, некогда называющегося торговым караваном. Ловко выудив свои пожитки, девушка показала всю свою решительность и нрав.
- Эээ нет, никаких «не поеду в Заваду». Кто вам вообще сказал, что с ведьмаками безопасно? Безопасно поодаль от твари, а не рядом с ней. Я сам за всех отомщу. А если вы будите со мной, мне придется мстить еще и за вас. Послушайте, вы перепутали ведьмака, у меня не белые волосы, что бы я брал с собой барда на дело.
Продолжая свою мысль уже на ходу, ведьмак тоже решил не терять времени даром. Он направился прямиком к месту, обозначенному, как последнее пристанище человека, разорванного на две части. Внимательно осмотрев, пропитанную кровью, землю, Эскель наклонился и провел рукой вдоль кровавого следа, ведущего в чащобу предлеска, через который вел тракт в Заваду. Выслеживать тварь по запаху крови, в этой мясорубке было бессмысленно, пока что. Выйдя по направлению улетевшей твари, что оставила подобие хлебных крошек, уже можно будет искать прибежище летучей бестии с помощью обоняния. А пока надо бы разобраться с другой бестией.
- В общем, это не обсуждается. Я не позволю вам рисковать своей жизнью, ради красивых стихов. Хватит с этой твари убийств. Повторюсь, вы пойдете до Завады или подождете у моего коня, пока я разбираюсь с проблемой. Вы еле на ногах стоите, о каких геройствах идет речь? Вы травмированы, обессилены и голодны. Вам помощь нужна, а не подвиги.
Поднявшись, Эскель повернулся к девушке и подойдя к особе, которая уже была в боевой готовности, и полная решимости победить всех вивернов этого мира, упер руки в боки. Ведьмак угрожающе сдвинул брови и крайне строго посмотрел в глаза барышни. Как хотите мадам, но я не отступлю. Если придется, я вас свяжу и отвезу в деревню силой. Со мной такие фокусы не проходят и на одном самодурстве, не убедить взять с собой в пасть монстра.

+2

8

Ламберт... Кем он был для нее даже Цираночка не знала. Ведьмаком, который показал ей, что люди его профессии не опасные мутанты, за которыми по пятам ходит смерть. А обычные люди, еще более человечные чем многие другие. Который защищал ее, ценой своей жизни. Лучшим другом, таким за которого и в огонь, и в воду. О котором тревожишься будучи далеко и еще сильнее, когда находишься рядом.  Который черезмерно рискует собой делая ту работу, за которую не возьмутся другие. Который умеет поддержать, приободрить, успокоить. Собутыльником, что никогда не отказывался ни от сладкой медовухи, ни от горького эля. Который готов был выпить за победы, за невзгоды. Оплотом безопасности и доверия. С ним не страшно было быть самой собой, страх в целом отступал на задний план. Не было сомнений, что он вытащит ее из любой передряги, что протянет руку помощи безоговорочно. Он был человеком, к которому она обращалась мысленно, когда ее задница оказывалась на волосок от проблем, от смерти. Даже под этой злосчастной телегой, она надеялась, что он освободит ее, в очередной раз спасет от ужасов мира.
Удивительно, что на помощь пришел другой ведьмак, но тоже волк. Счастливая случайность и огромное облегчение, что ее молитвы все же были услышаны, что судьба в очередной раз ниспослала ей ведьмака.
- Ламберт никак не обидел меня. Мы путешествовали вместе какое-то время и стали хорошими друзьями. Он не раз помогал мне и я обязана ему жизнью, даже несколькими. Эскель, тебе не за что приносить извинения. Порой он бывает грубоват, это так, но он очень заботливый и внимательный, а это ценно. К тому же минусы есть у всех, - воспоминания о друге ведьмаке вызвали ностальгическую улыбку и вытянули из кошмара реальности. Стало как-то проще, как будто она смогла найти во всем этом бушующем море устойчивый островок, на котором можно было удержаться, поймать равновесие. Страх отступил во тьму, попятился испугавшись. - Я поэтому была так рада увидеть тебя, потому что знаю, что в обществе ведьмаков - безопаснее.
Слова о Геральте брошенные собеседником ничуть ее не смутили. Отсылку она уловила, а вот смысла не поняла. При чем тут Белый Волк? У него уже есть бард в виде неугомонного ловеласа. Прис не намеревалась разрушать их мужскую идиллию. Впрочем и желание прибиться к  Эскелю в приключении по укрощению твари у Завады было скорее личным. О балладе девушка думала в последнюю очередь. Конечно, она будет написана и, разумеется, получится весьма стоящей. Но сейчас ее мысли терзало лишь желание увидеть, как погибнет ее ночной кошмар, раствориться в прошлом, оставив возможность жить в настоящем спокойно и безмятежно.
В убеждениях Эскеля была некоторая логика. Ей действительно было бы не просто разыскивать тварь в таком плачевном состоянии. Нужно было бы поесть, но предположим, это сделать она могла бы и в пути, а что касается травм с этим нужно было что-то делать, при том, срочно. Недолго думая Цираночка покопалась в сумке извлекая бинты и кинула взгляд на мужчину. Он возвышался над ней уперев руки в бока и смотря непоколебимым взглядом.
- Следи за небом, ведьмак. Если тварь сейчас прилетит, нам обоим будет не сладко, - девушка указала пальцем вверх и поспешно начала развязывать шнуровку на одежде. Стягивать с себя рубаху было непростым занятием. От боли она запуталась в рукавах и чуть не потеряла всякую надежду выбраться и из этого плена. Но кое-как справилась. На ребрах расцвел огромный синяк, он отливал бордовым и сильно припух. Картина выглядела не слишком утешительно. Из груди вырвался неконтролируемый вздох отчаянья. Пришлось сжать зубы и взять себя в руки. Бинты ложились неровно, пальцы дрожали от напряжения и боли, но нужно было зафиксировать, защитить от непроизвольных резких движений. Закончив девушка в очередной раз выругалась и зашипела, напоминая одну из тех тварей против которых и сражаются обычно ведьмаки.
- Эскель, будь так любезен, помоги! - она протянула свою рубашку, понимая, что если снять ей ее еще удалось, то вот после всех злоключений с перевязкой, одеть будет тяжеловато. Предмет гардероба мелко дрожал в такт кулаку в котором был зажат. Можно было, конечно, рассматривать вариант, преодоления пути в таком виде, но Цираночка не хотела лишний раз отвлекать от возможной опасности мужчину. Сейчас не время ни для чего подобного. Поэтому стоило вернуть себе надлежавший вид и отправиться по следам, пирующей на останках убитых ее людей, твари.

+2

9

Эскель если сдержался, чтобы не рассмеяться. Какие любопытные подробности он узнал о своем старом товарище. Путешествие с миловидной девушкой, с бардом. С каких это пор Ламберт стал балагуром, любящим, во время путешествий, проводить время в компании кого-то кроме себя. Этот прохиндей, умудрился не только не испортить мнение о ведьмаках, но даже сделать так, что эта особа теперь уверена, будто охотники на чудишь  - это замечательные, веселые и дружелюбные попутчики, с которыми увлекательно попадать в передряги.
-Ламберт? Заботливый и внимательный? Мы точно об одном Ламберте говорим? Слегка грубоват? Да эта рожа только и ищет повод, чтобы с кем-то поссориться. Ты не подумай, мне он прекрасный друг и товарищ. Но у меня была масса времени для того, чтобы научился с ним общаться. Ох, будет следующей зимой поводов над ним посмеяться. Ламберт "Заботливый", кажется у него теперь новое прозвище.
А еще ворчуну надо дать хорошего подзатыльника, что бы не вбивал в головы молодым особам мысли о том, что с ведьмаками безопасно. Это же угораздила его стать ловеласом. С каких пор он научился быть обходительным. Тем временем девушка понемногу продолжала расцветать, возможно предавшись воспоминаниям о времени, проведенном в компании другого волка. Чертов повеса.
Комментарии о бдительности были весьма к месту, тварь могла вернуться в любой момент, решив, что пиршество еще не окончено, либо просто заприметив новую дичь в своих угодьях. Вот только слова эти были скорее для того, чтобы ведьмак отвернулся от раздевающейся девушки, что Эскель и поспешил сделать. Повернувшись спиной к Цираночке, охотник на чудищ, принялся внимательно разглядывать чистое, безоблачное, майское небо. То, как теплый ветерок колыхал травинки на обочинах дороги, а деревья мерно кивали и шелестели листвой. Тихий борчик, омрачало лишь наличие перевернутых и разбитых в клочья телег, раскинутая поклажа торговой делегации, грязно алый цвет земли, указывающий места, где были оборваны жизни беспечных путников, а также запах. Стойкий, душащий аромат крови, которой здесь было все пропитано. В такие моменты можно позавидовать обычным людям, ведь они не чувствую парфюм старухи смерть, что собрала здесь свою жатву.
Шуршащая за спиной одежда оповещала о том, что бардесса во всю борется не на жизнь, а на смерть с пуговицами, ремнями и рукавами. Трудности явно были связанны с травмами, которые Цираночка получила при нападении, которые так старательно пытается игнорировать, как и голос рассудка в лице Эскеля. Последовала просьба о помощи, на что ведьмак обернулся к даме и увидел, как прекрасная особа, обмотав себя бинтами на скорую руку, протягивает мужчине рубаху. Тяжело выдохнув и помотав головой, новоиспеченный целитель принялся перевязывать бинты по новой, что бы те теперь фиксировали ребра, на случай слома, а не просто прикрывали гематому на красивом женском теле. Эскель, несмотря на все попытки, невольно скользнул взглядом по приятным, округлым формам, скрытым бюстгалтером. Проходя перевязками по привлекательной даме, ведьмак немного потерял концентрацию, следя за изгибами ее тела, а ткань накладывая машинально, выучено, смотря, временами в другое место нежели на то, где проходят бинты. Окончив с первой помощью, желтоглазый перехватил рубаху и, перекинув ее через девушку, по очереди вдел в рукава ее тонкие изящные ручки. Легкий хлопок где-то по одаль. Такой тихий, еле уловимый. Возможно, слышимый лишь ведьмаком, который сейчас был сконцентрирован явно не на том, чем следовало бы. Сам же Эскель уже во всю разбирался с завязками и, когда дело почти было завершено, последовал второй хлопок, уже гораздо ближе. Это звук был похож на то, как встряхивают мокрую кожаную одежду, он шел со спины бардессы и был таким тихим, невесомым, что его легко можно было бы пропустить в шуме ветра и шуршащей листвы. Вот только ведьмак обладал особенным слухом и второй удар перепонок о щеки ветра он не пропустил из виду, все же источник был значительно ближе.
Глаза Эскеля с ужасом посмотрели за спину Цираночки. Зрачки начали подстраиваться, играя своими размерами, давая идеальный фокус на объекте, который приковал взор ведьмака. Одно мгновение, время падения монеты на пол. Сильная рука бесцеремонно схватила девушку за талию и резко потянула на мужчину. Довернувшись корпусом, Эскель отвел Цираночку себе за спину и вскинул вторую руку туда, где мгновение назад стояла трубадурша. Сильный порыв ветра вырвался с пальцев, сложенных в причудливом знаке. Гулкий удар о землю, расходящийся пылью вдоль травы. Когда вихри воздуха стихли, юная мстительница могла увидеть виновника происходящего. Жуткая крылатая тварь с длинной змеиной шеей, огромными, перепончатыми крыльями, крокодильей пастью, усеянной иглами-зубами. Существо подергало головой, приходя в себя, отфыркиваясь и избивая землю длинным хвостом, оканчивающимся смертоносным жалом. Послышался протяжный громогласный вопль. Тварь разъярена и готовится утолить свою жажду крови. Свист клинка, покидающего ножны и вот ведьмак уже в боевой стойке, крепко сжимая свое оружие в обеих руках, закрывает собою девушку.
- Беги, беги прочь и не оборачивайся. Ну же!
Пока тварь приходила в себя, готовилась к будущему сражению, ведьмак тоже настраивался на смертельный танец. Дыхание в мгновение ока стало мерным и ровным. Сердце замедлило стук. Каждое движение, каждый жест стал спокойным и выверенным. Спина, которую видела Цираночка, будто источала ауру неприступного бастиона. Ну тварь, посмотрим у кого зубы острее.

Отредактировано Эскель (2020-02-14 21:02:11)

+2

10

Новый знакомый неплохо знал ведьмака из ее прошлого. Кажется они были хорошими приятелями, пожалуй, чего-то подобного и следовало ожидать. Видимо, три ведьмака знали друг друга достаточно хорошо. Цираночке показалось, что ее речи вызвали веселье со стороны собеседника, которое он постарался скрыть. Его виденье Ламберта было несколько иным, отличным от мнения трубадурши. Имея возможность пообщаться с ведьмаками певунья успела понять, что многие их слова стоит пропускать мимо ушей. Очень часто их грубость не соответствовала тому, какие чувства они на самом деле испытывали, приходилось ориентироваться на поступки, вероятно, поэтому ее воспоминания о старом друге были исключительно положительные, наполненные трепетом и товариществом.
- Не надо над ним издеваться из-за меня, пожалуйста, я бы не хотела подставлять своими словами человека, который для меня стал близким другом. Было бы очень грустно потерять его положительное отношение к себе, - попросила Цираночка, надеясь, что новый знакомый не отринет ее просьбы. Как всегда, бывает с людьми его профессии, было сложно понять что творится в голове у Эскеля. Он казался собранным и сдержанным, серьезным и хмурым, но понять ход его мыслей можно было бы только после продолжительного общения. Первое впечатление об охотниках на чудовищ бывает очень обманчиво, с этим Цираночка столкнулась еще при знакомстве с Ламбертом. Они были весьма закрытыми людьми, не стремились делиться своим внутренним миром, были более отчужденными от социума. Оно, пожалуй, имело смысл, социум старательно отворачивался от них, простые люди оскорбляли, плевали в спину, шарахались, как от чумных. Грубое отношение ведет за собой подобные каменные своды и высокие стены, которыми обустраивали свой внутренний мир ведьмаки.
Эскель обернулся на ее просьбу о помощи и почти профессиональным взглядом окинул работу ее рук. Она ожидала, что он цокнет языком, учитывая недовольство, которое промелькнуло во взгляде. Но ведьмак лишь тяжело вздохнул и начал переделывать, перевязывать более ровно и жестко. Девушка прикусила внутреннюю часть щеки от боли. Страшно хотелось хлебнуть Ламбертовской бурды и обматерить всю ситуацию, в которой она варилась уже вторые сутки. Из груди вырвалось шипение, а руки сжались в кулаки до побелевших костяшек. От искрометной тирады на тему происходящего останавливало лишь то, что ей пытаются помочь, пусть это больше, в данную минуту, и походило на пытки.
Окончив с экзекуцией ведьмак натянул на нее рубаху. Бесцеремонно, но все-таки осмотрительно, не причиняя лишнего дискомфорта, скорее спеша побыстрее закончить с этим делом и перейти к тому, к чему привык больше - к охоте за чудищами. Грубые пальцы на удивление проворно справлялись со шнуровкой на груди.
Задумчивость притихшей Цираночки, наблюдающей за стараниями мужчины и его взглядом скользящим по ее телу, прервал тихий хлопок. До одури знакомый хлопок заставивший ее замереть, как перепуганную лань. По коже поползли вереницей мурашки, а волосы на загривке встали дыбом. Ужас вчерашнего дня вернулся вместе с этим звуком. Сердце замерло на мгновение, менестрель даже дыхание задержала, надеясь, что так она сможет слиться с окружающей средой, остаться не замеченной. Конечно, несколькими минутами ранее она убеждала ведьмака взять ее с собой на охоту, но не была готова, что столкнется со своим ночным кошмаром так скоро. Всего чего она хотела - это еще немного времени прежде чем придется заглянуть в глаза своему страху.
Эскель почти в танцевальном движении перевел барда себе за спину, прикрыв ею, как крепостной стеной, не давая возможность увидеть, что стояло перед ним. Но Прис успела заметить промелькнувший, в глазах ее нового товарища, ужас. То, что даже профессионал по охоте на бестий испугался этого монстра, привело ее в изумление и подарило осознание, что ничего уже не поможет. Ни сила охотника, ни бег Прис до деревни без оглядки. Видимо, монстр был из тех, от которого не скрыться, а Смерть решила поиграть с Цираночкой перед тем, как уведет ее за руку в своей царство, испытать нервы на прочность, заставить страдать. Но трубадурша не доставит ей такого удовольствия, она не сдастся.
Убираясь с дороги за одну из телег Присцилла притихла. Решив, что побег не принесет необходимых плодов, она притаилась выжидая своей участи и тревожась о ведьмаке. Если бы нужно было, она бы встала рядом с ним, даже несмотря на свои переживания и липкий страх, она бы это сделала. Тем не менее, девушка осознавала, что в данном конкретном случае станет только обузой, которую придется защищать, и которая лишит мужчину некоторого диапазона действий. Ему нужно было пространство и полная концентрация на успешном завершении своей работы.

+1

11

Девушка внемлила словам ведьмака и, с проворством рыси, юркнула з обоз, что еще не представлял собой щепу. Пока что Цираночке ничего не угрожало, за ее, хоть и не слишком надежном, но все же укрытием. Однако, это был вопрос времени, когда баталия смахнет своей дланью, этот дряхлый островок мнимой безопасности. Эскель это прекрасно понимал. Он ругал себя за то, что видимо он недостаточно внятно потребовал от бардессы собрать ее ноги в ее руки и помчаться прочь. Ее можно было понять. Огромная бестия, жуткая, смертоносная. Чудовище было настолько могучим, что для него не составляло труда перекусить человека пополам. Вид данного создания, мог пугать и сковывать этим страхом, не давая простора для действий. Нельзя упрекать девушку за то, что она не была уверена в способностях Эскеля достаточно задержать виверну, пока трубадурша будет сверкать пятками. Неважно, главное не подпустить хищника близко к Цираночке, если я не позволю себя теснить, все будет в порядке.
Ведьмак рванул с места, издав боевой клич. Он понесся стрелой прямо на кровожадную тварь, крепко сжимая обеими руками стальной клинок. Виверна же, издав грозный, гортанный рык, попыталась схватить могучими челюстями своего оппонента. Острые как иглы зубы, устремились к волку, грозя впиться в его плече, раздробить ключицу и разорвать артерию. Ловкий кувырок под пасть и Эскель проскользил под смертоносным выпадом бестии. Виверна ухватила лишь воздух, а сам ведьмак перекатом встал на ноги и рванул меч снизу вверх, вырывая чешуйки из брюха крылатого монстра. Послышался рев, оглушительный крик, символизирующий, что гадина ранена. К сожалению, рана не была смертельной, «Завадский Выверт» представлял собой крупную и выносливую особь, а данная травма лишь разозлила чудовище. Финтом переведя меч, рука мужчины провела секущую, диагональную атаку уже сверху вниз. Молниеносные движения, слились в одно, и третий удар мечем устремился под горло прямым выпадом. На этот раз тварь извернулась и, махнув огромными крыльями, перепорхнула, уходя от атаки ведьмака. Снова прыжок со стороны бестии и удар острыми как бритва когтями мощных мускулистых ног, грозящий вспороть брюхо ведьмаку. Этот маневр заставил Эскеля ловким перекатом разорвать дистанцию. Полная сосредоточенность читалась в каждом его движении, он начал, поигрывая мечем в руке, медленно обходить полукругом гадину.
Грозное существо выпрямилось и расправив крылья, зашипело на ведьмака, резко изогнув свою длинную змеиную шею, оно опять попыталось вцепиться своим смертельным поцелуем в плоть человека, что встал у нее на пути. Без лишнего труда, Эскель отпрыгнул на безопасное расстояние. Снова образовалась пауза. Противники будто прощупывали друг друга. Это слишком затягивается, одна не осторожность и этот вихрь настигнет девушку. Надо положить этому конец, быстро. С этими мыслями, волк извлек из кармана пузатый флакончик с темной, густой жидкостью. В момент, когда он собирался откупорить содержимое зубами, существо снова сделало выпад своей змеиной шеей, оканчивающейся кровожадным капканом. Снова отскок, в сторону, на пружинящих ногах.
- Гадство.
Виверна подловила ведьмака, и только его ноги коснулись земли, удар невероятной силы мощным хвостом, отправил бедолагу в полет. Послышался противный хруст костей. Бестия торжествующе зарычала, устремляясь к лежащему. Перекат, рука хватает лежащий рядом меч. Эскель грациозно вскочил на ноги и тут же поморщился. Из уголка губ показалась алая струйка. Левая рука обняла ребра, прижимая к себе зелье. Треснули? А может и сломались, черт ее дери. На это раз ведьмак не повторил оплошности. Зубы вцепляются в пробку, рывок рукой раскупоривает эликсир. Жуткое создание в попытке, поразить, отвлекшуюся дичь, устремило свое, сочащееся ядом, жало на кончике хвоста, прямиком в шею ведьмака. Хлесткий удар мечем отвел угрозу в сторону, жадный глоток, перекат прочь от рванувшейся бестии в попытке уцепиться в руку мечника. 
Вены ведьмака вздулись, по лицу прошла гримаса боли. Темная сеточка покрыла лицо и шею. Виверна вспорхнула в воздух и тут же пикировала в намеренье растерзать своими когтями Эскеля. Не тут-то было, Ведьмак за пару еле заметных, приставных шагов пропустил монстра мимо себя. Полу разворот и секущий удар под лапу. Тварь просела, вереща от боли.  Извиваясь и конвульсируя, силясь встать на раненую ногу, чудовище и не собиралось сдаваться. Мощные удары хвостом, заставили монстро - борца отпрянуть, дать возможность встать для бестии. Черт, мы близко к телегам. Пронеслось в голове волка, когда крылатое создание встало, избивая хвостом и без того покорёженные остатки каравана. Нырок под челюстью, в который раз не настигнувшую свою жертву. Теперь уж точно надо заканчивать.   Находясь так близко, Эскель давал просто для чудовища в выборе лишь из двух действий: разорвать дистанцию и атаковать хвостом. Виверн выбрал второе, как и думал ведьмак. Впившееся в плече жало, лишь слегка оцарапало кожу, пробив куртку. Этого достаточно чтобы впрыснуть яд, вот только яд для волка не представляет угрозы. Рев создания, оглушил округу. Подставившись, охотник пронзил мечем тело чудовища прямо под ребра. Рывок оружия на себя и полилась текучая кровь.  Дело было сделано.  «Выверт» еще конвульсировал и изгибался, но уже не представлял угрозы. Благополучно отпрянув от умирающей гадины, Эскель достал второй флакончик, на этот раз с противоядием, и осушил его до дна.
- Цираночка, можете выходить. Все кончено. – С этими словами, ведьмак рухнул на валяющийся ящик, принадлежащий торговой компании. Охотник тяжело дышал, морщился и зажимал свои ребра.
-  Черт, теперь ваша очередь мне помочь снять куртку. Думаю, один не справлюсь. – Тем не менее волк уже начал расстёгивать сковывающую его одежду, отбросив меч в траву.
- Главное, без резких движений.   – проговорил он, голосом типичного престарелого знахаря, который поучает своего пациента. После чего сдержано усмехнулся, стараясь лишний раз не тревожить свои ребра.

+1

12

Наблюдать из-за опрокинутой телеги было хоть и интересно, но все же достаточно не по себе. Чудовище в смертоносном танце с ведьмаком приближалось к ее укрытию, грозя задеть его собой и даже не заметить. Прис было решила перебежать подальше, но прилипла к месту. Она бы отвлекала звуками, шуршащей под ногами при переходе травы, чуткий слух ведьмака, а ему сейчас была необходима полная концентрация. Не хотелось послужить причиной проигрыша человека над ширококрылой бестией. Трубадурша даже дыхание задержала, не моргая. Одно сердце раскатами грома, казалось, наполняло всю округу. Благо, что монстр рычал от ярости, бился хлопая крыльями, царапая когтями землю, щелкая челюстью, на эти звуки отвечал лязг меча, хриплое дыхание Эскеля и брань, гулких ударов ее сердца бившиеся будто и не замечали.
Скачки опасных противников друг к другу, и в противоположном направлении, были такими молниеносными, что сознание не успевало понять, зафиксировать, вычленить. При каждой атаке монстра Цираночка обескураженно выдыхала думая, что она будет последней и решающий, настолько ловким было драконоподобное существо, настолько хитрым, сильным и рассерженным.
Шипение, сродни змеиному, только гораздо громче, и треск костей стали траурной симфонией по падшему бойцу. Вот только боец и не думал умирать. Держась рукой за ребра Эскель упрямо встал на ноги, слега шатаясь. Он жадно впился губами в сияющий на свету стеклянный пузырек заставивший Прис зажмуриться. Она не успела увидеть того самого момента, когда весы перевесили в сторону победы человека над чудовищем. Удары Эскеля достигали цель снова, и снова, он наступал, существо, не почувствовав подвоха продолжало атаковать, но с подрезанной ногой было уже не столь проворно. Действие происходило совсем близко, каждого дуэлянта можно было лицезреть как на ладони, а один раз пришлось даже резко присесть от хвоста, который пронесся со свистом над самой головой. Вся жизнь в этот момент пронеслась у Присциллы перед глазами, первый раз когда она взяла в руки лютню, первые несмелые аккорды, первая похвала учителя, который подарил ей новый мир, наполненный звуками и эстетическим наслаждением.
Звуки битвы стихли и несмело бард выглянула из-за телеги, с которой уже успела стать одним целым, с такой силой она прижалась к холодному дереву. Чудище умирало, глаза закатывались и оно делало последние вздохи наполненные агонией. Ведьмак лежал на тюках и тоже еле дышал. В первые мгновения, Цираночка решила, что они столкнулись лбами и не было ни победителей в этой схватке, ни проигравших. Однако монстр дышать перестал, а ведьмак продолжал, более того он взялся за расстегивание коварных пуговиц на одежде, которые ускользали из его пальцев.
Менестрель нерешительно выбралась из своего укрытия и быстро пробежала мимо "дракона", который уже не подавал никаких признаков жизни, к охотнику на чудищ. Ведьмак был плох.
- Постарайтесь не двигаться и расслабиться, я буду нежной, - девушка робко взялась за красную куртку деликатно сняв ее с ведьмака, она тут же грубо отбросила в сторону. Ее руки бережно прошлись по пуговицам рубашки, пальцы дрожали от напряжения и страха. Если она не поторопится, то может вновь остаться одна в этом аду, но и спешка могла бы привести в новой боли или даже травмам у того, кто защитил ее, спас. Откинув полы расстегнутой ткани Цираночка замерла перепуганной пташкой. Что требовалось делать дальше она не знала. Ее навыков в медицине хватало разве что на то, что бы сносно перевязать рану или зафиксировать гудящую конечность, но что черт возьми делать с треснутыми или даже переломанными ребрами она не представляла себе совершенно.
- Вам нужно к врачу, в город, может там есть какой-нибудь целитель или чародей. Не думаю, что в Заваде найдется тот, кто окажет достойную помощь. Вы говорили, что у вас есть лошадь? - Присцилла соображала в панике оглядываясь по сторонам. Большинство телег было опрокинуто или разрушено, оставалась парочка, в которых при должном умении и оснащении можно было бы попытаться запрячь лошадь. Вот только ни первого, ни второго у барда не было. Вставал так же вопрос, как перетащить здоровенного мужика на телегу? Понимая всю бедственность положения девушка поникла.
- Может мне съездить в деревню за помощью? Позову кого-нибудь, вас погрузят на телегу, перевезут куда надо, - оставлять ведьмака одного рядом с гиганской, пусть и мертвой, гадиной не хотелось, быть может может их тут не одна штука обитала, а целый выводок, но других вариантов блондинка попросту не видела. Ситуация была из ряда вон. Единственный стоящий выход, однако, омрачался тем, что ездить верхом Цираночка умела постольку поскольку, впрочем, об этом она предусмотрительно решила умолчать, что бы не вызывать волнения у пострадавшего.
Что-нибудь придумаю. Где наша не пропадала?

+1

13

Жгучая боль обхватывала сломанные ребра. В глазах бегали темные пятна. Экономия эликсиров всегда выходила Эскелю боком, а в данный момент вышло хлестким ударом хвоста виверна в бок ведьмака. Из волков именно этот никогда не варил зелья сам, лишь набирая их в Каэр Морхене, а потому приходилось в каждой ситуации выбирать между травмами и ценными содержимыми склянок, которых, к слову, у охотника на монстров уже было не так много. В то время как ловкие пальцы Цираночки разбирались с одеждой победителя в недавней схватке, сам же раненый прикидывал, стоит ли пить последнюю ласточку или приберечь. Выбор был очевиден, травма была не смертельной, а потому можно было стерпеть, отлежаться и с чувством выполненного долга, двинуться в путь далее. Благо до деревни было не слишком далеко, а в ней наверняка есть знахарь или целитель, который сможет за недельку, другую поднять ведьмака на ноги. Оставалось лишь как-то добраться до Завады. Вопроса в деньгах уже не стояло, ведь тварь была сражена, а обещанной награды с лихвой хватило бы и на лечение, и на провиант, и на будущее.
- Да расслаблен я, расслаблен. Дальше некуда. – Нежные пальцы уже расправились с курткой и также бережно расстегнули рубаху. Реакция бардессы была вполне ожидаема, вряд ли она когда-то сталкивалась с чем-то похожим на последствия боя с виверной. Бинт был у ведьмака, вот только, как его наложить, что бы он добрался до какой-либо вразумительной помощи, вопрос хороший. Есть особа, смыслящая в медицине ровно столько же, сколько пациент смыслил в музыке. Также есть тот, кто знает, что и как делать, вот только неприятное обстоятельство мешало самому сделать все необходимые манипуляции с тканью.
Съездить в деревню? Может идея и хорошая, да только не слишком. Время терять не хочется на переезды, да и Василек откажется слушаться кого-то, кроме того, кому предназначен. Гадство. Идеи, сейчас бы хорошую идею, хоть одну. Обдумывая варианты, Эскель пространственно смотрел сквозь девушку, рефлекторно скобля ногтем пальца по своему шраму. Его взор вдруг упал на саму Цираночку, ведьмак тяжело вздохнул и тут же пожалел об этом. Поморщившись от боли, он наконец собрался с силами и вложил выуженный из поясного кармана бинт в ладонь трубадурши.
- Нет времени на разъезды, вы меня перевяжете. Не бойтесь, я скажу как. Здоровой рукой буду придерживать бинт, направлять и объяснять. За пару минут пройдете курс первой помощи, так сказать. – Эскель посмотрел в выразительные, большие глаза бардши, взглядом полной уверенности в своих словах, так будто уже неоднократно бывал в подобной ситуации. Это должно было придать смелости девушке и ее руки стали бы дрожать меньше, что упростило бы ей задачу. Скрипя зубами, ведьмак приподнялся, бесцеремонно опершись на плече Цираночки.
- Так, начинайте затягивать бинт, главное не сбавлять натяжение, но и не перетягивать. Как сильно я покажу. Начинайте от сюда, - он провел пальцем по своему телу, вырисовывая линию, что должна была направлять действия новоиспеченного целителя, - и тяните сюда, а в боку я ухвачу рукой, что бы вам было сподручнее, так и натяжение не потеряется и вам не так будет тяжело.
Что же, теперь все в руках хрупкой бардессы, ее способность взять себя в руки и сохранить самообладание сейчас самое важное. Остальное собирается возложить на себя ведьмак, долгие годы в странствиях и огромный опыт в области последствий сражений, давали возможность Эскелю курировать весь процесс, с надеждой на хоть какой-то положительный исход.
- Как закончим, поможете мне подняться, надо обезглавить виверну, привязать трофей к Васильку и надеюсь с вашей помощью взобраться в седло, подтяну вас и… черт, еще куда-то надо Колокольчика пристроить, ай ляд с ним, он пешим пойдет. В общем так до Завады и доковыляем. По-моему, план не сложный и вполне выполнимый. Вопросы есть?

Отредактировано Эскель (2020-02-23 14:49:41)

+2

14

Ведьмак был плох. Это виделась в каждом осторожном движении, в сурово сдвинутых бровях. Даже глубокий вдох принес ему всполох боли, это стало понятно по тому, как он поморщился. Цираночка закрыла глаза вспоминая, как несколькими годами ранее сидела с таким же больным и несчастным Лютиком. Тогда она не знала, какой жестокой может быть жизнь, и думала, что он самый страдающий из всех, сейчас, воспоминания о располовиненном кучере были еще достаточно ярки, поэтому Эскель казался вполне здоровым. Он мог говорить и хоть сколько-то двигаться, это были очень хорошие знаки, соответственно, появился шанс добраться до деревни вдвоем. Вот только, как сломанные ребра отнесутся к прогулке верхом - вряд ли положительно. Он прочувствует каждую кочку, каждую выбоину, избавить охотника на чудовищ от всполохов новой боли Присцилла не сможет. Тем не менее, одна деталь не укладывалось в ее голове.
- Господин ведьмак, а почему бы вам не приготовить эликсир? Ламберт всегда так делал и, кажется, они помогали, - этот вопрос уже какое-то время крутился на кончике языка и бард не смогла не задать его. Ситуация выглядела подходящей для использования зелий, но почему-то Эскель не спешил с этим, может у него не было алхимических составляющих лечебного зелья.
Прис начала мерно бинтовать ребра мужчины. Какой никакой опыт в этом деле у нее уже имелся, Лютику, в свое время, она тоже помогала с бинтами, поэтому справлялась с задачей вполне сносно. Это себя бинтовать не сподручно, боль заставляет дрожать и выгибаться дугой. Другим же помогать куда удобнее, ничто не сковывает движения, не принуждает останавливаться.
- Я могу забинтовать, это не слишком сложно, но на сим мои познания в медицине заканчиваются, - помощью Эскеля она пользоваться не стала, решив, что ему лучше избегать лишних действий, а со столь не хитрым заданием она справится и сама. Периодически приобнимая его, что бы провести бинт за спиной, Цираночка бросала взгляд на лицо мужчины. Пыталась понять по его желтым глазам, как много боли он испытывает, определить стоит ли накладывать бинты чуть слабее. Его лицо было хмурым и сдержанным, одно слово - ведьмак.
Окончив с перевязкой Цираночка поспешно выпрямилась, не позволив мужчине опереться на себя и встать. Упреждая его намеренья. Еще не хватало, что бы он размахивал мечом при таком болезненном состоянии. Новые подвиги его ребрам - ни к чему. Но раз уж нужно отделить голову от туловища, трубадурша приложит все усилия, что бы добиться этого результата. К тому же, по отношению к той мертвой твари у нее тоже есть должок. Проведенная под телегой ночь, воспоминания об убитых друзьях, всколыхнули волну ярости в груди, обожгли желанием расквитаться.
Найдя стальной меч в траве девушка решительно подняла его двумя руками. Меч был тяжелый и оттягивал руки вниз. Ребра, растревоженные таким грузом, загудели, намекая, что стоило бы оставить их в покое. Но если у Прис они начали просто гудеть, то ведьмаку бы причинили более ощутимый дискомфорт. Мягко подойдя к виверне, все еще косясь на нее с недоверием (мертва ли?), Цираночка подняла меч и, как топор, опустила на шею монстру. Лезвие разрубило чешую и застряло. Пришлось упереться ботинком в туловище бестии, что бы вырвать клинок. Второй удар лег неудачно, отскоблив чешуйки с нового участка шеи монстра. Целиться с тяжелым мечем в руках оказалось задачкой не из легких, Цираночка надеялась принимаясь за это дело, что работенка окажется попроще.
Такими темпами, я очень долго провожусь с этим занятием. Почему оно просто не отрубилось с первого удара? Палачи же редко когда не справляются с этой задачей. Мать его, это как-то совсем сложно!
Очередной удар хоть и пришелся на место рассечения чешуи, но меч звякнув о кости позвонков неожиданно застрял. Уперевшись уже двумя ногами блондинка безрезультатно дергала оружие. Лезвие не поддавалось ни на миллиметр. Неужели она испортила оружие ведьмака и теперь оно никогда не извлечется из шеи отвратительной твари? Убедившись, что это Сизифов труд, менестрель обернулась к мужчине. Эскель скрывал свое лицо в ладонях, пытаясь не смотреть на отчаянные попытки барда.
- Я это... случайно. Тут застряло просто... Извини... а что дальше-то делать? - нерешительность в ее голосе обусловлялась тем, что Цираноча представляла насколько бы негодовал в такой ситуации Ламберт. Он бы уже давно начал бы браниться распоследними словами, посылая ее в самые темные закоулочки этого мира. - Просто хотела помочь. Не думала, что у палачей такая сложная работа.
На лице появилась виноватая улыбка. Присцилла приблизилась к ведьмаку и вновь опустилась подле него ожидая, когда он воспользуется предложенными плечиками и постарается встать опираясь на них. Вариантов не оставалось, ему придется завершить начатую ею работу, хотя этого и хотелось избежать всеми силами. Новое испытание для ноющих ребер, как ее собственных, так и ребер ведьмака.

+2

15

Ведьмак состроил недовольную мину. Ну да, это же так просто, насобирал ингредиентов, наубивал чудовищ, быстро сварганил ценный эликсир, который выпил при первой же царапине. Это не считая того, что изготовить зелье достаточно сложно, тем более и Эскель не был мастером-творцом заветных микстур.
- Не имеет смысла тратить ценные зелья на такие пустяки, уж не знаю, чего вы успели подчерпнуть от Ламберта, но этот любитель покрасоваться, всего лишь вел себя как транжира, видимо, чтобы блеснуть. Я же более практичный, а травма не смертельна, стерпится. Эликсиры не на деревьях растут, как и ингредиенты к ним.
Ламберт, Ламберт. Если ты на каждый чих пьешь эликсиры, то даже не знаю. Бестий не напасешься на твой аппетит. С данными мыслями, волк отдался в руки, как оказалось, профессионального целителя, а не абы кого. Правда спустя пару мгновений, весь скептицизм выветрился, и ведьмак на собственной шкуре смог оценить, что познания во врачевании, по крайней мере в перевязке у Цираночки действительно весьма недурственные. Ловкие пальцы перетягивали бинты вокруг многострадальных ребер, фиксируя их и надежно уберегая от будущей встряски.
- Я бы сказал, что оказываете вы первую помощь действительно хорошо, многое можно отдать за то, что бы рядом вовремя оказался тот, кто мог бы перевязать тебя. Себя бинтовать крайне неудобно, хотя, думаю вы это и сами знаете.
Эскель позволил себе расслабиться и проследить за тем, как последние штрихи врачевания были закончены. Периодически морщась от вполне себе естественной боли, ведьмак думал о том, как хорошо бы сейчас упасть на кровать в трактире, предварительно, как следует заправившись местным элем и стряпней. И пока эти мысли водили вокруг него хороводы, боль сбегала на второй план, как и осознание того, что трубадурша решилась закончить задание охотника на чудовищ финальным аккордом. Тоненькие ручки с трудом подняли меч, а после с тем же трудом занесли над монстром. Эскель скривился сильнее, чем когда его оприходовала по ребрам виверна. «Ловким» движением и помогая себе корпусом бардесса как следует приложилась к холке монстра. Послышался усталый выдох, принадлежавший хозяину клинка. Еще пара ударов и орудие возмездия окончательно и бесповоротно добило труп чудища, победно застряв в его изувеченном теле. Месть свершилась и палач, так жестоко глумившийся над мертвой бестией развел руки в жесте: «Оно само».
Сквозь ладони, закрывающие лицо, Эскель подглядел финал сего представления. Открыв свой лик светлому и безмятежному дню, так сильно наполненному разного рода невзгодами и проделками судьбы, он, тяжело выдохнув, так же тяжело начал подыматься.
- Ладно, ладно, все в порядке. Я сейчас все поправлю, бывает. Вы главное отойдите в сторону, и я все сделаю.
Медленной ковыляющей походкой, волк дошел до укротительницы виверн, ухватился одной рукой за рукоятку меча как следует и уперевшись ногой, противоположной от травмы, рванул на себя клинок. Послышалось болезненное мычание и чваканье плоти. Первое принадлежало бедолаге ведьмаку, второе бедолаге трупу.
- Отойдите, пожалуйста, в сторону, мне нужен размах. – Дождавшись послушного исполнения просьбы, Эскель произвел замах, обводя широкую дугу и рисуя круг в воздухе кончиком лезвия. Добавив в удар вес, используя плече как рычаг, настоящий хозяин меча, точно разрубил шейные позвонки, и голова, благополучно отделенная от тела, откатилась в строну. Дело сделано и теперь осталось лишь обвязать трофей веревкой, что он и поспешил незамедлительно сделать. Кряхтение и невнятные ругательства полились из уст Эскеля. Он сдерживался, как мог, чтобы не омрачить подобными высказываниями слух Цираночки, потому его говор лишь слился в бормотание. Правда общую мысль все еще можно было уловить. Волк закинул себе через плечо кусок веревки и потянув обвязанную ей голову в сторону коня обратился к ангелу отмщения.
- Цираночка, пойдемте до Василька, хочу все-таки побыстрее оказаться в, более располагающем к лечению, месте. Как я и говорил, в седельной сумке лепешка, если допили воду из бурдюка, там есть еще один. Угощайтесь.
Выйдя из-за кустарника бирючины, оба героя встретили благородного вороного коня, а рядом с ним небольшого белого козлика, который тут же торжественно проблеял, встречая хозяина.
- Все хорошо Колокольчик, она друг и она со мной, не бойся. А вы, в общем насколько хорошо держитесь в седле? Василек, он вполне послушный, но иногда любит покрасоваться, особенно в присутствии ему не знакомых людей.
Между делом, голова виверна благополучно водрузилась сбоку от седла, накрепко обвязанная веревкой. Вещи волка и Цираночки нашли свое пристанище по другую сторону от крупа, ездового животного. Ведьмак же был в раздумьях о том, как он сам сядет на своего верного скакуна.

Отредактировано Эскель (2020-02-25 18:28:43)

0


Вы здесь » FRPG The Witcher: Zireael » Флэшбэк » Засада в Заваде


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC